Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:15 

Читаем Гарри Поттера от Махаона

d88
Перевод Махаона – просто образец того, как не надо писать литературные тексты. Вот несколько цитат из первых двух глав "Философского камня". Здесь я в основном указываю не на ошибки перевода, а на сам стиль, и на то, как редактура испортила изначальный текст Спивак.

Я не буду цитировать здесь известные перлы, вроде "двойной длины" и "гоп-компании". Они уже были в прошлых записях, да и в Интернете о них много говорили.

Итак, приступим.

Глава первая
Мальчик, который остался жив


Вся страна знает его как мальчика-который-выжил. Это уже практически устойчивое выражение, и его удобнее произносить. Но нет – Махаону лишь бы не как у Росмэна.

Мистер и миссис Дурслей, из дома № 4 по Бирючинной улице, гордились тем, что они, спасибо преогромное, люди абсолютно нормальные.

Видно, что это отредактированный вариант. В первом издании от Махаона это предложение выглядело так:

Мистер и миссис Дурслей, из дома № 4 по Бирючинной улице, гордились тем, что они, покорно благодарим, люди абсолютно нормальные.

Все ругали это "покорно благодарим", потому что оно здесь вообще неуместно. Повествование от третьего лица – так кто и кого тогда благодарит? Как мы видим, в переиздании это исправили – заменили на "спасибо преогромное". Но это не намного лучше. Непонятно, почему нельзя было оставить так, как было в старом варианте Спивак – "слава Богу"? Опять потому что так же было у Росмэна?

Трудно было вообразить, что они окажутся замешаны в делах необычных или загадочных – они не признавали всякой там чепухи.

"Всякой там чепухи". Это мы художественную литературу читаем.

Мистер Дурслей работал директором фирмы «Груннингс», которая выпускала сверла.

Выпускала. Не производила, а выпускала. На волю.

У Дурслеев имелся сынок по имени Дудли

"Имелся". А ещё говорят, что у Махаона живой язык.

Миссис Поттер доводилась миссис Дурслей родной сестрой, но они много лет не общались, и, правду говоря, миссис Дурслей помалкивала о сестричке, словно той и нет вовсе: ведь что она, что ее никчемный муженек – это же просто уму непостижимо!

Кто-нибудь что-нибудь понял? Что там уму непостижимо? Чем им не угодила чета Поттеров? За разъяснением придётся обратиться к старому варианту Спивак:

"сказать по правде, миссис Дурслей вообще делала вид, что у нее нет никакой сестры, а все из-за того, что эта самая сестричка и ее бестолковый муженек были настолько не-Дурслеями, насколько это возможно."

Ну и зачем это надо было переделывать, да ещё и настолько бездарно?

Однако на подъезде к городу…

Да, у города есть подъезд.
Этот перл остался от Спивак.

мистер Дурслей, весь в мыслях о сверлах…

Ну прям весь обвесился этими мыслями.

Он не видел, как мимо его окна одна за другой проносятся совы, – зато прохожие на улице видели; они раскрывали рты и тыкали вверх пальцами. Подумать, средь бела дня! Почти никому и ночью-то этих птиц видеть не доводилось. Рабочее утро мистера Дурслея между тем шло своим чередом, бессовно.

А вот и первый неологизм от Махаона. Именно от Махаона, а не Спивак.

Видно, мантия – последний писк какой-то кретинской моды.

Проходя мимо, мистер Дурслей гневно зыркнул на идиотов: они его почему-то нервировали.

Это отличительная черта стиля Махаона – грубые слова. Зыркнул, кретины, идиоты… Не было этого ни у Роулинг, ни у Спивак.

– Извиняюсь, – буркнул он, не глядя на крохотного человечка, который споткнулся и чуть не упал. Мистер Дурслей не сразу осознал, что человечек одет в фиолетовую мантию.
При этом, чудом избежав падения, недомерок нисколько не огорчился. Напротив, весь просиял и воскликнул до того скрипуче, что на него обернулись прохожие…


Вот опять эта грубость – "недомерок". При этом сначала было "крохотный человечек", а потом – бац! "Недомерок"! И в этот раз это не редактура виновата, так было и у Спивак.

За ужином она подробнейше рассказала мистеру Дурслею о непослушной дочери миссис Пососедству и о том, что Дудли освоил новое выражение («Не хочу»).

И вновь "живой" язык. Вы можете представить, чтоб люди так разговаривали? Мама рассказывает папе: "Сегодня наш малыш освоил новое выражение".

И кстати, всё-таки какое слово на самом деле выучил Дадли? Спивак утверждает, что "не буду". Росмэн – что "хаччу". А Махаон – "не хочу". У Роулинг изначально было "Won’t", но в отредактированном варианте она заменила это на "Shan’t". В американском издании остался первый вариант – "Won’t", а именно с него переводили Спивак и редакторы Махаона. Так что вроде бы Махаон и прав, но их вариант устарел. Вообще непонятно, с какой стати они работали со старым американским изданием, а не с новым британским. У них, видимо, вообще не были английского текста, и они тупо скачали его в Интернете.

Когда Дудли наконец водворили в постель…

Сказать, что его уложили в кроватку – это слишком просто. Нет, надо выбрать какое-нибудь пафосное и не слишком подходящее в данном случае слово!

– И последнее. Наблюдатели со всех концов страны сообщают, что сегодня совы вели себя весьма необычно. Эти птицы охотятся по ночам и практически никогда не выходят при дневном свете, однако сегодня были отмечены сотни случаев их появления. С самого рассвета совы так и сновали вокруг. Эксперты пока не находят разумного объяснения, отчего это совам вдруг вздумалось стать жаворонками…

Это, между прочим, репортаж по телевизору. Представляете, диктор говорит – "совы так и сновали вокруг". Да и "совы выходят" тоже "хорошая" фраза. И что за наблюдатели там со всех концов страны? Наблюдатели за совами? Bird-watchers – это орнитологи.

Не хватало еще вляпаться в какую-нибудь историю, если есть куда вляпываться, конечно.

Шикарная фраза! А вот как было у Спивак:

"Он не мог себе представить, что Петуния или он сам могут иметь общего с тем, что происходит, если что-то происходит, конечно…"

Ну да, редакторы умнее, они лучше знают, как должно быть.

Мракёр

Гасилка Даиблдора. У Спивак она называлась выключалкой.

– Как вы догадались, что это я? – спросила она.
– Моя дорогая, я ни разу не видел, чтобы настоящие кошки так каменели.


Василиск проснётся – увидишь.

Метеоритный дождь в Кенте! Голову даю на отсечение, это фокусы Дедала Диггла. Никогда не отличался здравым смыслом.

Что Спивак, что её редакторы не понимают разницу между метеоритами и падающими звёздами.

– Ну-ну, не сердитесь, – мягко укорил Думбльдор. – За последние одиннадцать лет нам до обидного редко приходилось радоваться.

Да, как же обидно, что идёт война, и у нас мало поводов для радости! Проклятый Волдеморт всех обидел!

– Моя дорогая, вы же разумный человек и конечно же можете называть его по имени! А то – «Сами-Знаете-Кто»… Глупости! Одиннадцать лет добиваюсь, чтобы его называли настоящим именем: Вольдеморт.

Может, я придираюсь, но, по-моему, это "добиваюсь" наводит на мысль, что Дамблдор выпрашивает официальное разрешение в Министерстве. Пишет им заявления, а они постоянно отказывают.
Почему нельзя было просто сказать "пытаюсь убедить людей называть его по имени"?

– Вы-то не понимаете, – сказала профессор Макгонаголл с досадой и восхищением, – да только вы – не все. Известно ведь, что Сами-Знаете… Ну хорошо, что Вольдеморт вас одного и боится.
– Вы мне льстите, – спокойно ответил Думбльдор. – Вольдеморт умеет такое, до чего мне никогда…
– До чего вы никогда не опуститесь.
– Хорошо, что сейчас темно. Я так не краснел с тех пор, как мадам Помфри похвалила мои новые меховые наушники.


А с чего тут краснеть? Дамблдор что, польщён этой короткой фразой "До чего вы никогда не опуститесь"? Разве это похоже на комплимент?
А вот как было у Спивак:

"- Вы мне льстите, - спокойно сказал Думбльдор, - у Вольдеморта есть такие возможности, которых у меня никогда не будет.
- Только потому, что вы слишком - ммм - благородны, чтобы ими воспользоваться."

Ну вот – другое дело. Но Махаону лишь бы всё сократить, лишь бы сделать все реплики короче.

Скоро рокот сделался оглушителен; они подняли головы к небу – и прямо оттуда на дорогу свалился огромный мотоцикл.
Мотоцикл был огромен…


Спасибо, а то мы с первого раза не поняли.

Где угодно, только не здесь можно было ждать загадочных и удивительных дел.

Может, всё же происшествий, а не дел?

Десять лет назад тут теснились снимки розового пляжного мячика в разноцветных чепчиках – но теперь Дудли Дурслей был далеко не младенец. С фотографий глядел упитанный светлоголовый мальчик…

Светлоголовый? В смысле, умный, что ли? Или всё же светловолосый?

Пауков он не боялся, привык: в чулане под лестницей их водилась тьма-тьмущая, а как раз в чулане Гарри и спал.

Звучит так, как будто это удачное совпадение.

– Котинька, ты забыл посчитать подарочек от тети Марджи, видишь, вот он, под большой коробочкой от мамули с папулей.

Я понимаю, что Дурсли просто обожает своего сына, но чтоб так с ним сюсюкать – это уже перебор.

Дядя Вернон одобрительно хмыкнул:
– Медвежоночек знает себе цену – весь в папу.


Взрослый мужик называет своего одиннадцатилетнего сына медвежоночком?! Видимо, Махаоновцы даже не претендуют на реализм.

А Гарри на это время сдавали миссис Фигг, чокнутой бабке, которая жила через две улицы.

Правильно, зачем называть пожилую англичанку просто старухой? Бабка она – и всё тут!
"Гарри сдавали миссис Фигг" – как багаж, что ли?

Пирс обычно выкручивал руки тем, кому Дудли собирался вмазать.

Фразеологический словарь русского литературного языка:
Выкручивать руки кому. Разг. Экспрес. Насильно заставлять кого-либо делать что-либо.

Однако утром обнаружилось, что волосы снова отросли, будто их никто и не стриг, и Гарри на неделю упрятали в чулан, хоть он и пытался объяснить, что не может объяснить, как они отросли так быстро.

Эта тавтология была ещё у Спивак, и редакторов она почему-то не смутила.

Словом, все шло чересчур хорошо, а потому быстро закончилось.

Что закончилось? Всё? Прям всё взяло и закончилось?

– Ску-у-учно, – простонал Дудли и побрел прочь, загребая ногами.

Опять перл от Спивак, который не стали исправлять.

– Понимаю, – пробормотал Гарри в стекло, хотя и не был уверен, что змея его слышит. – Небось достало?

У Спивак было не "небось достало", а "ужасно надоедает". Но вот тут редактору это чем-то не угодило, и он заменил на более "литературный" вариант.

Огромная змея, стремительно развертывая кольца, ползла наружу.

А вот эта фраза редактору кажется совершенно нормальной.

Их фотографий в доме не держали.

А где тогда их держали? Может, в гараже? В сарае? Или прямо на улице?


И ведь эти люди получают деньги за свою работу. А их фанаты за них заступаются: "Сначала сами переведите, а потом критикуйте!" Да чтоб сделать работу лучше махаоновских редакторов, достаточно просто не трогать авторский текст вообще. После них он становится только хуже.

@темы: Перлы, Перевод, Гарри Поттер

URL
Комментарии
2017-08-11 в 12:39 

Нуремхет
дикий котанчик
Василиск проснётся – увидишь.
ОРУ

2017-08-11 в 12:45 

Lady Astrel
Рабочее утро мистера Дурслея между тем шло своим чередом, бессовно.

А вот и первый неологизм от Махаона. Именно от Махаона, а не Спивак.

Оригинал: Mr. Dursley, however, had a perfectly normal, owl free morning. Думаю, иначе чем "бессовное утро" тут не скажешь.

Что до всего остального... Ну, как всегда, есть Редакторы, а есть чёрт знает что на этой должности.

2017-08-11 в 12:58 

d88
Думаю, иначе чем "бессовное утро" тут не скажешь.

Изначально у Спивак было "безо всяких сов".

URL
2017-08-13 в 11:59 

Lady Astrel
Изначально у Спивак было "безо всяких сов".
А, это хороший вариант. Был.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Повод для смеха

главная